Газета «Континент» США. Интервью с Др. Виктором Буяновским

Газета «Континент» США. Интервью с Др. Виктором Буяновским

НАШЕ ЗНАКОМСТВО ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Интервью с генеральным директором Clinical Solutions GmbH, профессором Виктором БУЯНОВСКИМ
Вот уже несколько недель в газетах медиагруппы Континент публикуется реклама Нюрнбергской компании Clinical Solutions GmbH, принимающей в Германии пациентов из разных стран мира. И сразу же редакционная почта принесла вопросы о том, какие услуги оказывает компания? Какова цена тех или иных операций и процедур? Вызвало интерес и то, что в контактной информации стоит имя нашего соотечественника Виктора Буяновского.
Ведь за приглашением посетить лучшие клиники Германии, которое адресовано жителям США и Канады (в нашем случае русскоязычным), прочитывается уверенность и в собственных силах, и в качестве оказываемых услуг, и в потрясающей возможности совместить приятное с полезным, а именно, — лечение с последующим отдыхом.

— Виктор, не могли бы вы рассказать нашим читателям о себе, о наиболее значимых событиях в вашей жизни.

— Родом я из Баку. Семья моя практически вся была связана с медициной. Можно сказать, медики в нескольких поколениях. И каждый из ее представителей добивался каких-то профессиональных успехов, был известен в своей области. Поэтому все считали, что я буду продолжателем традиций. Но когда в девятом классе я объявил дома, что собираюсь заниматься медициной, у всех это вызвало некий шок.

— Можно догадываться, что это было связано с не очень примерным поведением девятиклассника Вити.
— Да, что-то в этом роде. Тем не менее, в 1971 году я поступил на лечебный факультет Первого московского медицинского Института, который сейчас гордо назван «АКАДЕМИЕЙ». Не знаю, прибавило ли это качественности образования или нет, но тогда нашими преподавателями были действительно великие люди, создавшие советскую медицину и медицинскую науку. Я имел удовольствие видеть в «деле» А.А.Вишневского, Б.В.Петровского, В.И.Бураковского и многих других, с чьими именами действительно связаны большие открытия в медицине. Помимо этого, люди, которые учились со мной, пришли в медицинский институт действительно по призванию, и многие чего-то добились. Мы хотели лечить людей. То, что сейчас, увы, во многом потеряно и забыто.

— Коммерция?

— Она самая. Медицина стала коммерческой и прагматичной… Мне в жизни повезло: после окончания Первого московского медицинского я попал в великий Институт сердечно-сосудистой хирургии им.А.Н.Бакулева. Он был велик не только именами отцов-основателей, но и той фантастической атмосферой коллегиальности, уважения друг к другу, преданностью делу. И не важно, был ли ты академиком или младшим научным сотрудником. Все работали самозабвенно и сообща.
В 1983 году я защитил кандидатскую диссертацию. И в этой работе я впервые для себя понял, что медицина — одна из составных частей большой науки и без совместных исследований физиков и математиков, специалистов в области биологии, инженеров и экспериментаторов ничего понять нельзя, что надо сколачивать команду. Я и сейчас не стесняюсь всех своих научных работ, а их было написано более 60.
Для защиты докторской диссертации (в 1991 году) мне довелось работать с учеными института общей физики АН СССР, с физиками из лаборатории физиологии кровообращения Института физкультуры, системными программистами и инженерами. Поскольку я занимался сосудистой хирургией, и в частности нарушениями мозгового кровообращения, мы впервые в стране создали удивительную лабораторию в Институте хирургии им. А.В.Вишневского, где были напичканы приборы, далекие от медицины. Но мы хотели понять, что же происходит с кровотоком при сосудистых поражениях вообще и к каким нарушениям функции мозга это приводит. При этом нельзя не упомянуть моего учителя академика А.В.Покровского, который не просто терпел наши ночные бдения, но и всячески их поддерживал и вдохновлял.

— Однако наступили новые времена. Не стало Советского Союза, началась эпоха девяностых.

— Так вышло, что в эти «лихие времена» я оказался за пределами России. В 1992 году я получил приглашение от одного из ведущих сосудистых хирургов мира — профессора Д.Райтеля продолжить наши исследования в Германии в г.Нюрнберге. Надо сказать, что для большинства моих соотечественников Нюрнберг по сей день ассоциируется с Нюрнбергским процессом. А, наверно, не многим известно, что город подарил миру первый карандаш и глобус, карманные часы, динамо-машину и Альбрехта Дюрера, первый рентгеновский аппарат и Закон Ома, Адидас и приемник Грюндиг, мороженое и торговлю по каталогам… Можно продолжать этот список до бесконечности. Вот в таком городе, которому почти 1000 лет и в котором удивительно бережно хранят памятники истории, я и оказался в 1992 году.

— Судя по перечисленному вами списку подарков города человечеству, вы принимаете Нюрнберг как нечто близкое вам. Это, кстати, отличает и многих наших соотечественников в США, которым становятся бесконечно дороги города их нынешнего проживания.
— Да, вы правы. Так сложилась судьба, что по окончании двухгодичного научного контракта мне предложили продолжить работу уже в качестве штатного сотрудника отдела хирургии сосудов одной из крупнейших клиник Германии — клиники «Нюрнберг». Так я бы и дальше работал, если бы в 2003 году не получил от президента клиники совершенно неожиданное предложение — создать и возглавить международный отдел клиники. Я пришел к моему шефу профессору Райтелю и рассказал ему о подобном предложении. Это вызвало у него бурю восторга. Тогда я задумался, почему он так легко меня отпускает: «…наверно, недоволен моей хирургической работой» — решил я. Мне было страшно поменять операционный зал на офис. Но шеф сказал очень мудрую вещь, которую я запомнил надолго: «Поменять операционный зал на кабинет будет ничуть не сложнее, чем Москву на Нюрнберг». Надо добавить, что по приезду в Германию по-немецки я мог поздороваться и сказать «спасибо», а через 11 лет, как минимум, этой проблемы уже не было.
Итак, я стал создавать отдел. Я был один и казалось, что моим амбициозным планам не сбыться, по крайней мере, в обозримом будущем. Но неожиданно дело пошло. К нам в клинику стали приезжать иностранные пациенты, брэнд клиники стал узнаваем. А я таким образом продолжал заниматься медициной, т.е. лечить людей.
В 2007 году наш бизнес расширился настолько, что в рамках «Государственного лечебного учреждения» им стало невозможно заниматься, и мы ушли из клиники и создали компанию под названием Clinical Solutions GmbH.

— Компания, как говорится, на слуху, судя по тому, что можно найти о ней в Интернете и по отзывам некоторых моих знакомых в Германии, которым я позвонил накануне нашей беседы.
— Да, сегодня наша компания обеспечивает ежегодно лечение около 500 иностранных пациентов в лучших клиниках Германии. Мы создали медицинскую авиакомпанию, которая позволяет осуществлять транспортировку пациентов даже в состоянии наркоза, занимаемся проектированием и строительством больниц и больничным менеджментом.
К нам приезжают люди из самых разных стран: России, Украины, Польши, Венгрии, Норвегии, Израиля… Как видите, в списке и те страны, где традиционно сильно медицинское обслуживание. Есть и те, кто посещает нас из-за океана. Их пока не так много, но это и понятно. Наше знакомство только начинается.
У нас замечательный коллектив и много достойных партнеров, а самое главное — большое количество планов на будущее.
Мы надеемся на процветание и развитие нашей компании и тихо мечтаем о том, что в скором времени о Clinical Solutions GmbH будут говорить, как и о других достопримечательностях города.

— Мне остается только пожелать исполнения этой мечты.
— Благодарю. Приезжайте, если вдруг понадобится наша помощь.

— Спасибо за приглашение. А нашим читателям мне хочется порекомендовать внимательно отнестись к предложениям Clinical Solutions GmbH. Как знать, может быть, именно здесь будут разрешены ваши проблемы.